Питер Уайлдинг: давайте искать более простые и плавные способы уменьшения выбросов CO2
Несмотря на то, что в Европе существует единая энергетическая политика, принятие решений об использовании различных источников энергии происходит на местном уровне. Об этом заявил Питер Уйалдинг, новый член Наблюдательного совета «Глобальной энергии», основатель компании «British Influence», автор термина “Brexit, в интервью с президентом ассоциации Сергеем Брилевым.

Сергей Брилев: Здравствуйте, подписчики ассоциации «Глобальная энергия». Это продолжение серии наших чатов с новыми членами Наблюдательного совета. И сегодня к нам присоединился Питер Уайлдинг из Брюсселя. Как мне лучше Вас описать? Британец? Европеец? Кто Вы сейчас?

Питер Уайлдинг: У меня все еще есть британский паспорт. Конечно, я остаюсь британским гражданином.

Сергей Брилев: Питер, конечно же, является настоящим, а не самопровозглашенным автором слова «Брексит». Поэтому он действительно знает о чем говорит, когда произносит слово «Европа» и о том, что маленькая полоска воды, которая до сих пор отделяет Великобританию от Европы называется «Английский канал». Питер, а если серьезно, когда Британия покинул Евросоюз, мы вдруг увидели исчезновение лоббирования атомной энергетики в Евросоюзе. Британия переживает ренессанс в том, что касается ядерной энергетики. Франция и Бельгия все еще придерживаются этого направления. Но Германия, это очевидно и всем хорошо известно, сейчас выступает против атомной энергетики. Поэтому когда мы говорим о европейском взгляде на то, куда должна идти энергетика, есть ли консенсус?

Питер Уайлдинг: Нет. Хотя для Европы существует единая энергетическая политика, как Вы только что сказали, в отношении специфики она все же зависит от принятия решений на уровне каждой страны. Мы можем только упомянуть газопровод «Северный поток – 2» как один из примеров, но есть и другие примеры, например, энергетические сделки между Китаем и балканскими странами, которые в настоящее время являются причиной судебных разбирательств. Поэтому ответ на ваш вопрос — «нет».

Возможно ли это? В следующем году, когда у нас будут новый канцлер Германии и новый президент Франции, мы увидим, как будет развиваться политика. Но сейчас об этом рано говорить. Как вы можете себе представить, политические дискуссии приостановлены из-за Брексита, из-за проблем с Ковидом и других, в том числе и ситуации в Соединенных Штатах. Есть ли шанс? Сомневаюсь, в любом случае придется подождать до следующего года.

Сергей Брилев: Причина, по которой я спрашиваю в том, что у нас есть три номинации — традиционная энергетика, нетрадиционная энергетика и новые способы применения энергии. Я нахожусь в особом положении. С одной стороны, недавно я разговаривал с новым членом Наблюдательного совета, г-ном Теллой из Африки, и он склоняется к мысли, что если вы хотите иметь гарантированный поток энергии, вы не должны отказываться от традиционной энергетики.  В то же время, когда мы продвигаем нашу премию в европейской среде, многие говорят: «О какой традиционной энергетике вы говорите?». Мы должны говорить о новых способах применения энергии и нетрадиционной энергетике или, по крайней мере, о безуглеродной энергетике, которая является ядерной, но которую Европа не принимает с полной готовностью.

Питер Уайлдинг:  Эта дискуссия об ассоциации «Глобальная энергия». Как мы обсуждали в декабре, есть спрос на инновационные решения, и, конечно же, премия «Глобальная энергия» сфокусирована на этих решениях. Поэтому я возвращаюсь к своей точке зрения, что при наличии или отсутствии единой энергетической политики или сильной энергетической политики, премия «Глобальная энергия» является хорошим местом для лоббирования или создания условий для продвижения конкретных видов энергетических решений. Там, где есть серая зона, где есть путаница в политике, именно там, как мне кажется, мы, премия «Глобальная энергия», можем интересным образом предложить некоторые альтернативные концепции. Я не возражаю против того, что не существует крупной энергетической инициативы, потому что я думаю, что это дает нам возможность устанавливать новые энергетические диалоги, где бы мы ни находились.

Сергей Брилев: Глядя на направления развития «Глобальной энергии», которые отражены в наших отчетах, можно увидеть интересные решения.  Одно из них, кстати, предложено британскими учеными —  да, CO2 влияет на глобальное потепление (только те, кто интересуется теориями заговора, говорят об обратном), поэтому вы должны бороться с CO2, но вы все равно можете использовать природный газ, нефть и даже уголь, улавливая CO2, который образуется в процессе сжигания, и, скажем, закачивать его в подземные резервуары, которые образуются после добычи нефти. Это можно представить, и все же, когда вы говорите что-то подобное, многие люди, особенно в Европе, отвечают: «Нет, мы больше не хотим иметь никаких ископаемых видов топлива». Почему такое происходит? Есть ли компромисс?

Питер Уайлдинг: Существует доминирующая позиция, которая заключается в том, что выбросы CO2 должны быть сокращены в течение определенного периода времени. Для достижения сокращения выбросов CO2 в различных отраслях промышленности, в том числе в автомобилестроении, были введены правила. Такова повестка — просто сокращение выбросов CO2 путем избавления от ископаемого топлива. Однако мы должны понимать, что государства должны достичь обеих целей, и я считаю, что правительства будут стремиться к достижению целей по сокращению выбросов СО2, которые изложены в Копенгагенском соглашении, в национальных законопроектах, а также в европейском законодательстве. Я вижу в этом возможность для премии «Глобальная энергия». Нужно обратиться к государствам и ученым этих государств и сказать: «Мы согласны с этой целью. Но вот путь к достижению этой цели более простой и гладкий, который предполагает постоянное использование ископаемого топлива». Представленные решения — это простые решения. Их разрабатывают ученые – лауреаты премии «Глобальная энергия», которых мы продвигаем.  Премия «Глобальная энергия» — это своего рода выставка новых решений. Так что это мой ответ. Да, вы правы, у нас есть основная повестка — Грета Тунберг и т.д. — но она не отражает реальность на местах.  Наша платформа – это возможность предоставлять инновационные решения.

Сергей Брилев: Именно по этой причине мы сейчас активно работаем с ООН и, надеюсь, в конце года присоединимся к дебатам в Глазго, чтобы обсуждать такие вещи. Я не хочу мучить всех присутствующих бесконечными разговорами, но я должен подчеркнуть, что мы с Вами много лет прожили на Юге этой планеты или, по крайней мере, много путешествуем по ней. Мы оба говорим по-испански и хорошо знаем этот регион. Есть и другая точка зрения на текущие дебаты. Конечно, все хотят жить в Европе, потому что Европа чистая, и теперь, когда Европа собирается облагать налогом выбросы CO2 в других регионах, люди говорят, о том, какие европейцы милые люди. В то же время проблема заключается в том, что, используя больше возобновляемых источников энергии, которые на сегодняшний день производят электроэнергию в два-три раза дороже, Евросоюз занимается очисткой собственной окружающей среды, что делает цены в ЕС высокими.  Согласится ли с этим потребитель – это отдельный вопрос. В то же время говорить развивающимся странам, что для того, чтобы мы, европейцы, жили экологически чисто, вы должны доплатить либо дополнительным налогом на то, что вы производите, либо применением тех же самых возобновляемых технологий, что означает удвоение или  утроение цен на электроэнергию… Питер, я могу показаться наивным, но разве это справедливо? 

Питер Уайлдинг: Я вижу это в контексте силовой политики. Евросоюз отмечен тем, что называется Брюссельским эффектом, мягкой силой регуляторных изменений. Европа видит себя как экологический союз. Это государство, в поисках проекта, если хотите… И поэтому она стремится через регулирующие органы навязать свои полномочия другим странам.

Справедливо ли это? Я думаю, что если выбросов в мире присутствуют больше в таких странах, как Китай, то как сообщество может навязать свою волю?  Единственный способ сделать это, я боюсь, —  это навязать ограничения и потенциальное повышение цен тем странам, которые загрязняют окружающую среду. Правильно это или неправильно не имеет отношения к политическому императиву, который Европейский союз видит в себе, в роли, которую он выполняет. Так что да, это не кажется справедливым, но жизнь не справедлива, глобальная политика не справедлива. И, как мы видели в торговых переговорах Брексита между Европейским Союзом и Великобританией, осязаемая разница в силе между двумя сторонами была очевидна для всех. Поэтому я должен принять реальную политику, Сергей, как и Вы.

Сергей Брилев: Наше решение заключается в том, что ученые ассоциации «Глобальная энергия» работают над созданием новых способов, новых предложений и идей о том, как можно снизить затраты на возобновляемые источники энергии и сделать обычную энергию более чистой. И именно поэтому более года назад я принял предложение учредителей Ассоциации возглавить ее, и поэтому я благодарен Вам и некоторым вашим коллегам, которые приняли мое предложение войти в Наблюдательный совет. С нетерпением жду нашей дальнейшей совместной работы. Единственное, что я не могу решить в настоящее время — это то, как мы будем работать в офлайн-режиме в ближайшем будущем. Мы очень гордимся результатами, достигнутыми в этом году в отношении онлайн-зрителей. Рост просмотров составил 600%. Позвольте мне смиренно сообщить вам, дорогой член Наблюдательного совета, но мы действительно сталкиваемся с проблемой как свести людей вместе. Можете ли вы путешествовать между Брюсселем и Лондоном, по крайней мере?

Питер Уайлдинг: Да, по существенным причинам и при наличии теста на КОВИД.

Сергей Брилев: Посмотрим, что будет к середине лета, когда обычно у нас проходит заседание Международного комитета. Мистер Уайлдинг, большое спасибо, что присоединились к нам. Давайте будем поддерживать связь и работать вместе.

 Питер Уайлдинг: Большое спасибо, за приглашение, Сергей . И спасибо всем в ассоциации «Глобальная энергия». Я с нетерпением жду встречи с Вами!

Поделиться:

Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в telegram
Telegram
Поделиться в email
Email
Поделиться в twitter
Twitter
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в reddit
Reddit

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наукоемкая коммерция в добыче нефти

«Газпром нефть» за счет развития новых технологических продуктов рассчитывает до 2025 года суммарно получить более 130 млрд рублей дополнительного дохода и более 110 млн тонн дополнительной добычи нефти.

далее ...

Спрос на газ продолжит расти

Мировое потребление газа к 2030г может вырасти на 15% по сравнению с 2019 годом и достигнуть 4,5 трлн куб. м. Об этом сообщил вице-премьер РФ Александр Новак на заседании Форума стран-экспортеров газа.

далее ...

Первая ГЭС на аккумуляторах появится в Австралии

Гидроэлектростанция в Австралии впервые установит литий-ионную аккумуляторную систему накопления. Регулятор разрешил компании Meridian Energy Australia использовать аккумулятор мощностью 20 МВт и ёмкостью 40 МВтч на ГЭС Хьюм в австралийском штате Новый Южный Уэльс.

далее ...

Архивы


Февраль 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728