Переходный период Энергоперехода
DSCF6814
Прошедший в начале июня Петербургский международный экономический форум сделал невозможное. Он соединил два взаимоисключающих тренда: восстановление рынка нефти и развитие безуглеродной энергетики.

В результате, руководители компаний и чиновники вынуждены были одновременно говорить о рисках дефицита нефти, необходимости сохранения инвестиций в отрасль и развитии новых экологически чистых подходов в добыче, и одновременно докладывать об энергопереходе, формировании нового рынка водорода и безуглеродной экономики.

Рынок нефти. Перезагрузка.

В 2020 году пандемия COVID — 19, глобальные локдауны, обвал нефтяного рынка ускорил очередной этап энергоперехода в развитых странах мира. Евросоюз пошел на заключение «зеленой сделки», объявил о переходе на безуглеродную экономику и приступил к подготовке нормативной базы по введению трансграничного углеродного налога. Одновременно основные нефтегазовые компании, такие как ExxonMobil, Shell, ВР, Total и другие заявили о постепенном превращении в энергетические компании с большой долей возобновляемой энергетики в своих портфелях. О закате эры нефти на фоне падения цен до 20 долларов за баррель не говорил только ленивый. 

Но уже в 2021 году ситуация стала меняться кардинальным образом. Холодная зима 2020-2021 году, сделка ОПЕК+ по ограничению добычи нефти, возобновление автомобильного передвижения и частичное восстановление авиасообщения подхлестнули спрос на угелеводороды. К июню вице-премьер РФ Александр Новак уже констатировал, что на рынке нефти сложился дефицит в объеме порядка 1 млн баррелей нефти в сутки. Растущий спрос подтолкнул и цены на сырье. Начиная с января 2021 года стоимость Brent неуклонно росла и к началу июня уже перевалила за 70 за баррель. 

Вице-премьер РФ Александр Новак на форуме подчеркнул, что уже в следующем году рынок нефти может полностью восстановится после обвала 2020 года. «Спрос восстанавливается и хорошо восстанавливается. Мы с оптимизмом смотрим, что в 2022 году мы вернемся к уровням, которые были до кризиса»,-  сказал он.

 «Климатический тренд никуда не денется, но я хотел бы также сказать, что важно понимать, что традиционные источники энергии, ископаемые, никуда не денутся в ближайшие несколько десятилетий, они все равно будут замыкающими», — сказал А.Новак на сессии ПМЭФ «Энергопереход. Энергия будущего», проведенной под эгидой «Глобальной энергии».

Риски потери инвестиций

На фоне оптимизма, связанного с восстановлением нефтяного рынка, сессия ПМЭФ «Энергопереход. Энергия будущего» подняла немаловажный вопрос: не породит ли энергопереход риски недоинвестирования в нефтегазовую отрасль и, как следствие, волатильность и невероятный рост котировок.

Поводом для дискуссии стал прогноз Международного энергетического агентства (МЭА), в котором оно призвало страны остановить инвестиции в новые нефтегазовые проекты, чтобы достичь нулевого уровня выбросов к 2050 году. Кроме того, как следует из обзора агентства, для достижения углеродной нейтральности необходимо прекратить строительство новых электростанций и отказаться к 2035 году от автомобилей с двигателями внутреннего сгорания.

«Все, наверное, читали прогноз, который сделало Международное энергетическое агентство, те рекомендации, которые были даны, о том, что нужно с 2021 года прекратить финансирование новых проектов в нефтяной, газовой и угольной промышленности. Я себе не представляю, что завтра прекратятся инвестиции в новые проекты. И что будет? Цены на нефть будут 200 долларов? Цены на газ взлетят, волатильность повысится», — предупредил А.Новак в своем выступлении на панели. 

«Наверное, мы должны всё-таки как-то ответственно подходить к тем или иным предложениям, которые звучат в этой части. Всё-таки, когда мы говорим об энергоресурсах — это, наверное, главный источник безопасности, потому что это источник для всех других отраслей — промышленности, потребления электроэнергии, которые сейчас будут расти более высокими темпами, чем обычно», — добавил он.

«Можно говорить о переходе на углеродную нейтральность после 2050 года, для чего нужно уже завтра прекратить инвестиции в нефть и газ. Но если бы все было так легко, то крупнейшие мировые компании не продолжали бы инвестировать в нефть. В динамике и в 2021г, и в 2022 году инвестиции будут расти», — отметил А.Новак на сессии. 

По словам вице-премьера, в настоящее время не стоит отказываться от уже существующих источников энергии, надо заниматься тем, чтобы эти источники энергии были экологичными.

Министр энергетики Катара Саад Шерида Аль Кааби в своем выступлении на сессии «Энергопереход. Энергия будущего» также предупредил, что ажиотаж вокруг новых источников энергии может ограничить инвестиции в нефтегазовую отрасль. «Сейчас наблюдается эйфория вокруг энергоперехода, когда мы говорим, что нужно отказываться от нефти и газа. Но тем самым мы обделяем нефтегазовую отрасль в инвестициях», — сказал он.

Осторожно, Энергопереход!

Министры энергетики Саудовской Аравии и Катара также призывали мировую общественность к осторожности в отношении быстрого перехода на новые источники энергии. 

«Сценарий общемирового перехода на углеродно-нейтральную энергетику привлекательный, но, как говорится, «дьявол кроется в деталях», — заявил министр энергетики Саудовской Аравии принц Абдель Азиз бен Сальман на сессии ПМЭФ «Энергопереход. Энергия будущего». 

«Остается открытым вопрос, как мы будем осуществлять этот переход. Это не должен быть снисходительный подход, нужно четко понимать и расставлять приоритеты, подчиняя их задачам минимизации изменений климата», — заявил он.

Отдельного анализа требует налоговая составляющая энергоперехода. Если ведущие страны хотят ввести углеродный налог, то нужно четко понимать, на какие цели эти средства будут затрачены, добавил Абдель Азиз бен Сальман.

Министр энергетики Катара  Саад Шерида Аль Кааби в свою очередь подчеркнул, что энергопереход несет риски безопасности для беднейшего населения Земли, не имеющего доступа к постоянным источникам энергии. «Мы должны аккуратно говорить об энергопереходе. Он необходим, он назрел, но нужно использовать технологии по улавливанию и хранению СО2, необходимо разрабатывать индивидуальные программы компании по устойчивому развитию. Но в процессе энергоперехода главное – не навредить миллиардам людей, еще не имеющим надежного доступа к энергии», — сказал он.

Еще одной задачей энергоперехода является изменение не только подходов к производству энергии, но и к принципам потребления энергии. Поскольку при потреблении электроэнергии также производятся выбросы загрязняющих веществ, происходят потери энергии и так далее. «Энергетический переход необходимо осуществлять в интересах людей и планеты. Меняться должны не только источники энергии, но и стиль ее потребления», – заявила генеральный секретарь и исполнительный директор Мирового энергетического совета (МИРЭС) Анджела Уилкинсон. 

Как пояснил председатель международного комитета «Глобальной энергии», лауреат Нобелевской премии мира Рае Квон Чунг на сессии ПМЭФ «Энергопереход. Энергия будущего», цели энергоперехода в основном учитывают снижение выбросов СО2 при производстве энергии из разных источников, при этом мало кто анализирует объемы выбросов СО2 при потреблении электроэнергии, 

«Великобритании удалось достичь очень хороших результатов. Выбросы снизились на 40% со стороны производства электроэнергии, но со стороны потребления электроэнергии за последние 30 лет выбросы от не изменились. Это означает, что жители Великобритании потребляя энергию дают столько же выбросов, как и раньше. Вот об этом мы должны задумываться»,- сказал он.

Готовь сани летом

Впрочем, сами компании признают, что энергопереход – это неизбежное будущее, к которому надо готовится уже сейчас. Поэтому, с одной стороны, необходимо уже сейчас оптимизировать продажи нефти и нефтепродуктов, монетизировать запасы газа и выходить на новые рынки сбыта, а с другой – искать новые источники получения дохода за счет создания чистых производств, запуска систем улавливания СО2 и торговли углеродными единицами.

 «К углеродному налогу надо очень тщательно подходить, надо все просчитать, потому что главная задача — это не налог, не изъятие денег, средств у производителей энергии, а стимулирование им развития новых технологий, как было с евро 4 и евро 5 (топливо — ИФ). То есть мы видели, как быстро трансформировалась наша экономика к экологически чистому топливу», — сказал глава «ЛУКОЙЛа» Вагит Алекперов в интервью телеканалу «Россия 24» на ПМЭФ.

«Полного и быстрого отказа Европы от нефти и нефтепродуктов ждать не стоит. Значительный автопарк, который использует двигатели внутреннего сгорания должен быть утилизирован и на их место должны прийти электромобили. Вот так, по щелчку пальцев, в один день произойти не может и не произойдет. Это процесс, растянутый во времени, что заставляет нас повысить эффективность и искать новые рынки для наших нефтепродуктов. Это заставляет нас быть ближе к потребителю и не работать через посредников. Чтобы мы могли до последнего, пока будет возможность продавать дизельное топливо в Европе», — подчеркнул глава «Газпром нефти Александр Дюков.

Одновременно «Газпром нефть» будет работать над снижением выбросов СО2. «К 2030 году мы хотим снизить углеродную интенсивность на треть. Это задача минимум под которой мы готовы ответственно подписаться. Через год возможно мы возьмем на себя повышенные обязательства», — отметил А.Дюков. Данная задача может быть решена за счёт увеличения доли газа, повышения эффективности разработки месторождений и почти полного отказа от сжигания попутного газа на факелах. 

Кроме того, важнейшим направлением работы «Газпром нефти» станет улавливание СО2, закачка в пласт, хранение и переработка. Это может стать для «Газпром нефти» новым доходным бизнесом. 

«Чтобы за этим не было углеводородного следа необходимо развивать технологии улавливания, хранения и использования СО2. Никто иной, как нефтяники, этим и должны заниматься, потому что мы умеем находить пласты, куда можно закачать углекислый газ, строить скважины и заниматься хранением. По этому направлению мы будем работать, и эта технология сможет приносить нам дополнительный доход, в том числе и от продажи каких-то углеродных единиц или зеленых облигаций», — отметил глава «Газпром нефти».

«СИБУР» также присматривается к торговле углеродными единицами, как к возможности оптимизации доходов компании на фоне усиления климатической повестки. «Компании делают большой объем модернизации, главное которой экономическая и техническая составляющая, но при этом есть и побочная составляющая в виде сокращения выбросов. Нам интересно эти возможности монетизировать, что создаст определенный денежный поток», — сказал Д.Конов в кулуарах форума. 

По его словам, сейчас перед правительством России стоит задача подготовить нормативную базу для реализации этого направления. «Сегодня нет практического механизма, который позволял бы это сделать. Пока не отработана нормативная база, пока не появилась система правил. Задача государства, и чем быстрее это будет сделано, тем лучше», — подчеркнул Д.Конов.

Таким образом, энергопереход является вызовом не только для компаний, но и для правительства, которое должно создать условия для максимально эффективного прохождения этой, хоть и контролируемой, но все-таки настоящей энергетической революции.

Поделиться:

Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в telegram
Telegram
Поделиться в email
Email
Поделиться в twitter
Twitter
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в reddit
Reddit

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Exxon продает активы

Американская ExxonMobil начала продажу своих нефтегазовых активов на первом крупном сланцевом месторождении в США. Компания “перетряхивает” свой портфель активов, намереваясь сосредоточиться на наиболее прибыльных проектах, сообщило агентство Reuters.

далее ...

Архивы


Июнь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930