Пять инвестиционных трендов в мировой энергетике
Clean-iStock
Доля низкоуглеродных отраслей в структуре глобальных инвестиций в энергетику в период с 2015 по 2021 гг. увеличилась с 46% до 59%, а в 2022 г. достигнет 60%, следует из годового обзора World Energy Investment, опубликованного Международным энергетическим агентством.

Источник фото — timesofisrael.com

Рост доли «чистой» энергетики

Абсолютный прирост инвестиций в «чистую» энергию в 2015-2022 гг. составил $413 млрд (c $1 026 млрд до $1 439 млрд), что сопоставимо с прошлогодними капиталовложениями в нефтедобычу ($421 млрд). Основной вклад внесли инвестиции в развитие возобновляемой генерации и повышение эффективности конечного использования энергии, увеличившиеся на $162 млрд и $205 млрд соответственно. Заметную роль также сыграл прирост инвестиций в строительство атомных реакторов (на $21 млрд), производство «чистых» ископаемых топлив (на $8 млрд), использование накопителей (на $16 млрд) и расширение электросетевой инфраструктуры (на $1 млрд).

Бум накопителей

Бум инвестиций в накопители – c $2 млрд в 2015 г. до $18 млрд в 2022 г. – напрямую связан с кратным приростом глобальной установленной мощности солнечных и ветровых генераторов (644 гигаватт в 2015 г. до 1 674 гигаватт в 2021 г.), которые сильно зависят от погодных условий: например, средняя загрузка ветроустановок в Соединенных Штатах составляла в прошлом году 35%, а солнечных панелей – 21%, уступая аналогичному показателю для газовых станций (62%, согласно данным Управления энергетической информации Минэнерго США). Использование накопителей может снизить риск перебоев в подаче энергии, благодаря чему промышленное применение находят все новые виды батарей: так, в Испании в 2022 г. были опробованы так называемые «непроточные» цинк-бромные аккумуляторы, в которых роль проводника электрического тока играет гелевый раствор бромида цинка; в отличие от литий-ионных аккумуляторов, они не требуют специальных охлаждающих и противопожарных систем.

Схожее предназначение имеют проекты в области транспортировки «чистой» электроэнергии: Китай в 2018 г. ввел в строй линию сверхвысокого напряжения Чанцзи-Гуцюань протяженностью 3 324 км, призванную снять дисбаланс между энергопрофицитным западом и энергодефицитным востоком КНР, а австралийская Sun Cable в нынешнем году подготовила технико-экономическое обоснование (ТЭО) мегапроекта по экспорту электроэнергии с севера Австралии в Сингапур за счет шести подводных кабельных систем. Правда, ограничением для таких инициатив может стать рост сырьевых цен: по оценке МЭА из-за удорожания меди и алюминия доля расходов на эти металлы в структуре расходов на строительство трансмиссионных мощностей выросла до 30% (против 10% в период с 2010 по 2020 гг.).

Ренессанс АЭС

Переход на низкоуглеродную генерацию вызвал к жизни ренессанс ядерной энергетики: инвестиции в строительство атомных электростанций (АЭС) увеличились с $28 млрд в 2015 г. до $49 в 2022 г., при этом половину этого прироста – $10 млрд из $21 млрд – обеспечили развитые страны, в том числе Финляндия, которая в марте 2022 г. подключила к общей сети третий энергоблок АЭС «Олкилуото» мощностью 1,7 гигаватт (ГВт). Среди развивающихся стран лидером по объему инвестиций остается Китай ($13 млрд в 2022 г.), который в минувшем мае завершил заливку бетона на первой в мире наземной малой АЭС (мощностью 125 мегаватт), а в июне ввел в строй последний из шести блоков АЭС «Хунъяньхэ» (мощностью 1,1 ГВт), ставшей первой для северо-востока КНР.

Одним из драйвером атомной энергетики в ближайшие годы могут стать проекты, призванные удешевить строительство малых модульных ректоров. Так, британская Rolls Royce создала в 2021 г. совместное предприятие (СП) с американской электроэнергетической Exelon Energy и британской BNF Resources для разработки малых модульных реакторов, каждый из которых будет занимать площадь двух футбольных полей и сможет обеспечивать электроэнергией 1 млн домохозяйств. В свою очередь, японская Mitsubishi Heavy Industries собирается коммерциализировать малогабаритные реакторы (весом 40 тонн, высотой и шириной 3×4 метра), которые можно будет доставлять на грузовиках в регионы, изолированные от общей сети.

Южная Америка – новый драйвер нефтедобычи

Отчет МЭА зафиксировал еще один тренд последних лет – сокращение глобальных инвестиций в нефтедобычу, с $474 млрд в 2016 г. до $446 млрд в 2022 г. Эта тенденция затронула не только Европу, где капиталовложения за этот период снизились на 34% (до $24 млрд), но и Африку, где по итогам 2022 г. объем инвестиций будет на 42% уступать уровню 2016 г. ($29 млрд против $51 млрд). Однако из этого тренда несколько «выбивается» Южная Америка, где по итогам 2022 г. объем инвестиций останется на уровне 2016 г. ($38 млрд).

Причина тому – бум морских upstream-проектов c использованием судов для добычи, хранения и отгрузки нефти (FPSO): например, Гайана за счет их применения увеличит к 2024 г. добычу с прошлогодних 120 тыс. баррелей в сутки (б/с) до 480 тыс. б/с. Увеличивать добычу собирается и Бразилия (с нынешних 3 млн б/с до 5 млн б/с), однако здесь пик прироста придется на вторую половину 2020-х гг. Неслучайно в 2022 г. на эти две страны придется четыре из одиннадцати заказов на изготовление новых судов FPSO, согласно подсчетам Rystad Energy.

Азия верна углю

Региональная дифференциация характерна и для инвестиций в угледобычу: в Северной Америке в период с 2016 по 2022 г. они снизились в пять раз (с $5 млрд до $1 млрд), а в Европе – вдвое (с $2 млрд до $1 млрд), тогда как в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) их прирост составил 44% (с $72 млрд до $103 млрд). Ключевой фактор – востребованность угля в региональной электроэнергетике: по оценке BP, доля угольных станций в структуре выработки электроэнергии в АТР составляла 57%, в то время как в Северной Америке – 19%, а в Европе – 16%. При этом в ближайшие годы уголь вряд ли всерьез уступит свои позиции в регионе, с учетом того, что на долю Китая и Индии к началу 2022 г. приходилось 70% мировых угольных мощностей, находящихся на стадии строительства (124 ГВт из 176 ГВт, согласно данным Global Energy Monitor).

В целом, отчет МЭА еще раз подтвердил тенденцию последних лет, в рамках которой рост инвестиций в «чистую» и «новую» энергетику сопряжен с увеличением капиталовложений в ископаемые отрасли со стороны развивающихся стран, поскольку им важен доступ к дешевой энергии для обеспечения экономического роста.

Поделиться:

Facebook
Telegram
Email
Twitter
VK
OK
Reddit

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Параллелепипед из древесных отходов: разработка для генерации на биомассе

Ученые Томского политехнического университета (ТПУ) проанализировали, как форма частиц древесной биомассы – куб, пластина и параллелепипед – влияют на процесс из воспламенения и горения. Результаты исследования опубликованы в международном журнале Renewable Energy.

далее ...

Российские ученые усовершенствовали процесс образования газогидратов

Ученые Казанского федерального университета (КФУ) разработали реагент на основе сульфированного касторового масла, который можно использовать для образования гидратов – кристаллических веществ, напоминающих лед и состоящих из молекул газа и воды. Результаты исследования опубликованы в международном журнале Fuel.

далее ...

Гидроэнергетика будет составлять основу энергобаланса Латинской Америки до 2030 года

Гидроэнергетика будет составлять основу энергобаланса Латинской Америки до 2030 года, заявил профессор инженерного факультета Института электротехники Университета Республики Уругвай, экс-президент UTE Гонсало Касаравижжа на первой конференции из цикла Regional to Global, проходящей в уругвайском городе Пунта-дель-Эсте.

далее ...

Архивы


Июнь 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930