Семь трендов на мировых энергетических рынках
LNG 3
Китай сменил Японию в роли крупнейшего в мире импортера сжиженного природного газа (СПГ), следует из нового годового обзора мировой энергетики BP. КНР в 2021 г. нарастил импорт СПГ на 17% (до 109,5 млрд куб. м в регазифицированном виде), тогда как Япония снизила его на 0,1%, до 101,3 млрд куб. м. Это позволило Китаю выйти на первое общемировое место.

Источник фото — kline.co.jp

Китай – новый лидер по импорту СПГ

При этом доля четырех ведущих азиатских потребителей СПГ (Китая, Японии, Индии и Южной Кореи) в глобальном импорте по итогам 2021 г. составила 60% (против 59% в 2020 г.), еще треть пришлась на все прочие страны Азиатско-Тихоокеанского региона (12%) и Европу (21%). Ключевая роль АТР во многом связана с ростом значимости газа для местной электроэнергетики: например, в Китае выработка на газовых станциях в период с 2014 по 2021 гг. в абсолютном выражении выросла вдвое, со 133 до 273 тераватт-часов (ТВт*Ч). Такой прирост (на 140 ТВт*Ч) сопоставим с прошлогодним объемом генерации на всех типах станций в Норвегии (157 ТВт*Ч в 2021 г.). При этом Китай и дальше будет наращивать потребление газа в электроэнергетике. По оценке Global Energy Monitor, на КНР приходится 19% от глобального объема газовых генерирующих мощностей, находящихся на стадии строительства (31 из 161 гигаватт).

Ренессанс угля в Европе

Отчет BP напомнил о ренессансе угольной генерации в Европе, который произошел на фоне прошлогоднего энергетического кризиса: если в 2020 г. выработка из угля в ЕС снизилась на 22%, до в 2021 г. – выросла на 19% (до 439 ТВт*Ч). Одной из причин стал дефицит газа, из-за которого объем генерации на газовых станциях в ЕС снизился на 2% (до 548 ТВт*Ч). Свою роль сыграли и неблагоприятные погодные условия, из-за которых прирост выработки из возобновляемых источников (без учета гидроэлектростанций) оказался чуть более скромным, чем прирост генерации на всех типах энергоустановок (3% против 4%). Впрочем, доля угля в структуре выработки в ЕС увеличилась лишь с 13% до 15%, существенно уступив уровню 2010 г. (25%). Сказывается долговременный вывод угольных энергоблоков. По оценке исследовательского центра Ember, установленная мощность станций на угле в ЕС в период с 2010 по 2021 г. снизилась на 50 гигаватт (ГВт), тогда как мощность газовых станций увеличилась на 25 ГВт, а солнечных панелей и ветрогенераторов – на 129 ГВт и 109 ГВт соответственно.

Южная Америка – новый флагман развития ВИЭ

Одним из «сюрпризов» обзора BP стало глобальное лидерство Центральной и Южной Америки по темпам наращивания возобновляемых генерирующих мощностей. Установленная мощность ветрогенераторов в регионе в 2021 г. выросла на 23% (до 31,8 ГВт), а солнечных панелей – на 47% (до 22,8 ГВт), опередив аналогичные показатели прироста для АТР (16% и 18% соответственно) и мира в целом (13% и 19%). Безусловно, одной из причин стал эффект низкой базы: доля региона в глобальной мощности ветрогенераторов даже по итогам 2021 г. составила лишь 4% (против 48% у АТР), а в структуре фотоэлектрических мощностей – 3% (у АТР – 60%). Однако в ближайшие годы эта доля будет стремительно расти: например, Бразилия ближайшей осенью проведет тендер на строительство первой в стране прибрежной ветроэлектростанции (ВЭС). По оценке бразильского министра природных ресурсов Марсело Фрейре, природно-климатические условия позволяют Бразилии ввести в строй 700 ГВт прибрежных ВЭС, что в четыре раза превышает установленную мощность всех действующих в стране электростанций.

Дефицит на нефтяном рынке

Еще одна «мини-сенсация» обзора – объем дефицита на нефтяном рынке. Если глобальная добыча нефти (без учета конденсата) в 2021 г. составила 89,9 млн баррелей в сутки (б/с), то мировой спрос – 94,1 млн б/с. Разница в 4,2 млн б/с сопоставима с объемом добычи Ирака (4,1 млн б/с), второго по величине производителя среди стран ОПЕК после Саудовской Аравии (11,0 млн б/с). Темпы прироста добычи (на 1,4 млн б/с) более чем втрое уступили приросту нефтяного спроса (на 5,3 млн б/с), который интенсивно восстанавливался на фоне смягчения ковид-ограничений и роста в транспортном секторе. Так, глобальный спрос на авиакеросин увеличился на 11% (до 5,3 млн б/с), а спрос на бензин и дизельное топливо – на 8% (до 23,2 млн б/с) и 5% (до 26,9 млн б/с) соответственно. Доля этих трех нефтепродуктов в конечном потреблении нефти составила в 2021 г. 59%. Поэтому рост наземных, морских и воздушных перевозок привел к скачку потребления, за которым не поспевали производители, что и вызвало ценовое ралли: средняя цена Brent выросла с $42 в 2020 г. до $71 в 2021 г. за баррель, а ближневосточного сорта Dubai – с $42 до $69.

Ценовое ралли

Рост цен – сквозной тренд для сырьевых рынков в 2021 г. Например, стоимость газа на ключевом в Европе хабе TTF в 2021 г. выросла в четыре раза (с $3,1 до $16,0 за млн британских тепловых единиц), а цены на энергетический уголь в Азии выросли вдвое (c $71 до $145 за тонну). Схожая тенденция характерна для цен на кобальт и карбонат лития, которые в 2021 г. выросли на 63% (до $51 за тонну) и 58% (до $11 за тонну) соответственно. Помимо уже упомянутого дефицита газа в Европе и рекордного за десятилетие общемирового прироста выработки из угля (на 9%, до 10 244 ТВт*Ч), сказался электромобильный бум: общемировой парк электромобилей на батареях вырос в 2021 г. на 64% (до 11,3 млн единиц), а количество подзаряжаемых гибридов – на 55% (до 5,2 млн), согласно данным Международного энергетического агентства (МЭА). Поэтому кобальт и литий заслуженно приобрели статус «нового золота».

Бум низкоуглеродной генерации и транспорта

Бум электромобилей также привел к росту добычи металлов, используемых в производстве аккумуляторов: глобальная добыча лития выросла на 27% (до 106 тыс. т), кобальта – на 4% (до 131 тыс. т), а графита – на 16% (до 1 223 тыс. т). При этом у мировых производителей редких металлов далеко не исчерпана ресурсная база для наращивания их выпуска. Объем запасов кобальта в 52 раза превышает объем прошлогодней добычи; в производстве лития эта разница является 191-кратной, а производстве графита – 298-кратной.

Соотношение запасов урана к добыче в 2021 г. достигло 126 единиц (48,8 тыс. т против 6 148 тыс. т, согласно данным Международной ядерной ассоциации). Хорошее состояние сырьевой базы может поддержать седьмой тренд на мировых энергетических рынках, который прослеживается из отчета BP, а именно – глобальный скачок атомной генерации, объем которой по итогам прошлого года вырос на 4% (до 2 800 ТВт*Ч). Прирост был зафиксирован не только в Европе (на 6%, до 993 ТВт*Ч), но также в АТР (на 9%, до 714 ТВт*Ч), на Ближнем Востоке (на 78%, до 14 ТВт*Ч), в СНГ (на 5%, до 230 ТВт*Ч) и в Центральной и Южной Америке (на 4%, до 26 ТВт*Ч). Отчетливый признак того, что спрос на низкоуглеродную энергию, который невозможно покрыть только за счет ветрогенераторов и солнечных панелей, стимулирует выработку на АЭС.

В целом, обзор BP отражает как постковидное восстановление энергетического спроса, так и более долгосрочные тренды, будь то переход на газовую генерацию в Азии, расширение географии ВИЭ или бум добычи «нового золота» (лития, графита и кобальта).

Поделиться:

Facebook
Telegram
Email
Twitter
VK
OK
Reddit

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Установка для хранения паровой энергии

Австралийское агентство по возобновляемым источникам энергии (ARENA) предоставило компании MGA Thermal $1,27 млн на создание пилотной установки, которая будет генерировать пар из накопленной тепловой энергии. Накопитель сможет единовременно хранить 5 мегаватт-часов энергии, следует из сообщения ARENA.

далее ...

Первый в США проект малого модульного реактора прошел сертификацию

Комиссия по ядерному регулированию США опубликовала директиву, предписывающую выдать сертификат безопасности для проекта малого модульного сектора (ММР), разработанного компанией NuScale. Регулятор тем самым завершил более чем пятилетний процесс сертификации, разрешающий NuScale приступить к строительству ММР на территории Соединенных Штатов.

далее ...

Дирижабль на солнечных батареях

Ученые Московского авиационного института (МАИ) разработали аэростатический летательный аппарат, напоминающий дирижабль, который можно использовать для доставки грузов в Арктике и других удаленных регионах России. Аэромобильное средство, оснащенное солнечными батареями и получившее название «Экодисолар», использует подъемную силу воздуха, что позволяет экономить энергию для вертикальных перемещений.

далее ...

Архивы


Июль 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031