Выбор языка

Публикации

 

Международной премией «Глобальная энергия» каждый год отмечают самые выдающиеся достижения в энергетической науке и практике. Авторы этих достижений помогают всему человечеству искать пути решения проблем обеспечения энергией — сегодня и в будущем.

Искал и не сдавался

В пятницу, 1 марта, не стало Жореса Ивановича Алферова. Эта скорбная весть из Петербурга, где на 89-м году умер выдающийся ученый и несгибаемый человек, заставила всех, кто знал академика Алферова, работал рядом с ним или учился у него, вспоминать ушедшего живым и деятельным во всех проявлениях его многогранной натуры.

Многое из того, что нас окружает и к чему мы успели привыкнуть - лазерные диски, светодиоды и приборы на полупроводниках, мобильный телефон и оптоволоконные сети, стало возможным и развивается во многом благодаря открытиям Жореса Алферова, работам его соратников и учеников.

В 2000-м, в год присуждения академику Алферову Нобелевской премии по физике за создание полупроводников на гетеропереходах, он признается: "Всю жизнь я следую принципу "бороться и искать, найти и не сдаваться". Очень важно при этом понимать, за что ты борешься".

В конце 60-х, когда шло острое соперничество с американскими фирмами Bell Telephone, IBM и RCA (а этих монстров и между собой!) за то, кто первый разработает промышленную технологию полупроводников на гетероструктурах, о небольшой лаборатории в ленинградском Физтехе мало кто знал. Да и свои в успех не очень верили.

"Заниматься гетеропереходами его отговаривали многие научные сотрудники, в том числе и его шеф, заведующий лабораторией Владимир Максимович Тучкевич, - вспоминал позднее друг и коллега Жореса Алферова по работе в Физико-техническом институте им. А.Ф. Иоффе академик РАН Борис Захарченя. - Приборы на гетероструктурах не получались. Именно за это, казалось бы, безнадежное дело взялся Жорес. Это было похоже на описанные Цвейгом фантастические усилия Магеллана, искавшего на старых портоланах (старинных географических картах) свой paso - пролив между Атлантическим и Тихим океанами, в который он уверовал и ожидал, что именно этот paso откроет необозримые горизонты для новых находок".

И что же? В 1968 году на одном из этажей Физтеха "загенерил" первый в мире гетеролазер. А через два года Жорес Алферов и его сотрудники Ефим Портной, Дмитрий Третьяков, Дмитрий Гарбузов, Вячеслав Андреев, Владимир Корольков создали полупроводниковый гетеролазер, работающий в непрерывном режиме при комнатной температуре.

По словам Бориса Захарчени, "Paso в новый мир электроники был открыт. Вслед за лазером на гетеропереходах были созданы многие другие приборы, вплоть до преобразователей солнечной энергии".

Выдающийся ученый-физик, организатор науки и ее популяризатор, педагог, наставник, умудренный жизнью законодатель и незаурядный полемист - Жорес Иванович Алферов и в зрелом возрасте не изменил своим жизненным максимам. Он до последнего дня отстаивал, где только мог, интересы российской науки. Не чиновников от нее, а тех, кто непосредственно связан с организацией фундаментальных исследований и поисковых работ.

"Чрезвычайно вредным является усилившееся противопоставление академической науки и вузовской, - с беспокойством и болью говорил он в одном из интервью "Российской газете". - Да, нужно развивать науку в университетах. И тому есть много достойных примеров. В вузах Томска и в целом по Сибири сегодня хорошие достижения. Но никогда не нужно противопоставлять академию и университеты. Вузовская наука может успешно развиваться, только используя научный потенциал Академии наук".

Не боясь показаться ретроградом и вызвать град критики в свой адрес, не говоря уже о затаенной обиде кураторов из ФАНО и минобрнауки, он мог открыто - с думской трибуны или со страниц газеты - заявить о своем несогласии с навязанными псевдореформами. Вот одно из таких суждений, оставшееся для истории на страницах "Российской газеты":

"Не могу обойти и популярный сейчас тезис о конкурсном финансировании науки. Говорят - "не будем финансировать вывески", а будем распределять деньги по конкурсу и только под проекты. Абсолютизация такого подхода говорит о глубоком непонимании того, как устроена и развивается наука. Конкурсная основа хороша в виде добавки к основному финансированию. Если вы ориентируетесь на США, то должны знать, что Национальный научный фонд - это 3 процента общего бюджета на науку. Можно поощрять молодежь, можно выделять отдельные проекты. Но, простите, основное финансирование - это и есть базовое финансирование. Только нужно знать, что за какой "вывеской" скрывается. Уверяю вас, что нынешнее конкурсное финансирование - это не решение проблем, а часто просто распиливание денег..."

Через два неполных года после того как в Стокгольме, в стенах Шведской королевской Академии наук Жорес Алферов получил Нобелевскую премию по физике, в России было решено учредить не менее престижную премию по энергетике. Жорес Иванович был у истоков этой инициативы, и он же первый публично анонсировал ее на "Деловом завтраке" в "Российской газете" в ноябре 2002 года.

Подробный отчет о той беседе нобелевского лауреата с журналистами "РГ" и его рассказ, кем и для чего учреждается Международная премия "Глобальная энергия", был опубликован в выпуске "Российской научной газеты". А первыми обладателями "ГлЭна", как стали именовать новое отличие для ученых, ведущих фундаментальные и прикладные исследования в связанных с энергетикой областях, оказались профессор Иллинойского университета (США) Ник Холоньяк, российский академик, в то время - вице-президент РАН Геннадий Месяц и еще один американец - Ян Дуглас Смит из Titan Pulse Sciences Division.

Как отметил тогда на правах председателя Международного комитета по присуждению премии "Глобальная энергия" академик Жорес Алферов, "мы намеренно приняли решение в первый год вручения премии отметить тех ученых, чья деятельность имела и имеет поворотное значение как для века минувшего, так и для исследований ближайшего будущего".

Ник Холоньяк был отмечен первым "ГлЭном" за основополагающий вклад в создание кремниевой силовой электроники и изобретение первых полупроводниковых светодиодов в видимой области спектра. А Геннадий Месяц и Ян Дуглас Смит - "за фундаментальные исследования и разработку мощной импульсной энергетики".

Всего с 2003-го по 2018 год лауреатами "энергетического Нобеля" из России, как теперь все чаще называют эту премию, стали 37 ученых из двенадцати стран: Австралии, Великобритании, Германии, Исландии, Канады, России, США, Украины, Франции, Швеции, Швейцарии и Японии.

Сейчас организатором премии выступает Ассоциация по развитию международных исследований и проектов в области энергетики "Глобальная энергия". В их специальном обращении говорится: "Именно Жорес Алферов стоял у истоков учреждения премии "Глобальная энергия", внес существенный вклад в ее становление и развитие. А в 2005 году ему было присуждено звание лауреата премии за фундаментальные исследования и значительный практический вклад в создание полупроводниковых преобразователей энергии, применяемых в солнечной и электроэнергетике".

Источник: https://rg.ru/2019/03/03/s-akademikom-zhoresom-alferovym-prostiatsia-5-marta.html

Developed by Brickwall